понедельник, 15 августа 2016 г.

3. Поиск помощи, знакомство с моим первым психологом

  Чуть не забыла: перед тем, как я нашла Марию - психолога и специалиста по пищевым расстройствам - в поисках я попадала и к другим врачам. И к слову о том, как не было распространено в России лечение булимии: эти врачи предлагали лечение препаратами и только ими. Врачи были психиатрами - то есть доктора, которые занимаются клиническими заболеваниями и лечат таблетками, никаких разговоров, никаких бесед. А вот беседы и разговоры - это прерогатива психологов и психотерапевтов. Так что не путайте, когда я говорю о психиатрах, а когда - о психологах.

  Так вот, не помню я, что именно мне давали эти психиатры. И особенно сейчас, после удачного опыта антидепрессантов (о чем я расскажу позже) я совершенно не понимаю, зачем они давали мне это. Их препараты загнали в такую тоску меня, что впервые в жизни у меня появилась мысль о самоубийстве. Брр, и вспоминать не хочется. Хотя, кстати, срывов тогда, действительно, не было, но не ценой такого угнетенного состояния!
  А если учесть еще, что я ездила в местную психиатрическую больницу к этим специалистам, то мои воспоминания окрашиваются каким-то совершенно сомнительным оттенком.
  Таким образом, таблетки я перестала пить и в скором времени попала к Марии. Она жила в Москве и проводила консультации по скайпу, но говорить с незнакомым человеком о моих проблемах мне было страшно и стыдно. К счастью на ее сайте была опция: можно было написать ей на почту письмо с вопросом, оплатить какие-то там 100 рублей и она присылала ответ.


  Ей-то я и воспользовалась. Видимо, у Марии было много подобных писем, так как отвечала она редко. И через 2-3 таких письма я решилась на консультацию по скайпу. Мы созвонились, но я не стала включать камеру - стеснялась.

  Мне было сложно что-либо выдавить из себя, а когда я начинала рассказывать, становилось невыносимо жалко себя и мне хотелось реветь. Но реветь было стыдно. Так что в нашей беседе я была мало активна, и Марии приходилось брать удар на себя. Впрочем, на вид ей это было легко.
  Мы стали беседовать так раз в неделю по часу. Я по-прежнему не включала камеру. Помню, как мне совершенно не нравились наши "встречи", мне не хотелось с ней разговаривать, меня бесила Мария, но я понимала, что другого пути спасения у меня нет. Прошло ни много ни мало 4 месяца, когда я обнаружила, что мой психолог меня больше не раздражает, и мне стало интересно с ней общаться.


  Вот он - еще один важный момент (пометить галочкой): не всегда психолог должен нравится. Не то чтобы тебя должно выворачивать от вида своего терапевта, но, если тете не хочется идти на встречу с ним, или после встречи у тебя нет приподнятого настроения - это нормально. Особенно, я это поняла с моим вторым (долгим) психологом, но об этом позже. Вообще работа над собой - как правило, сложный процесс, где приходится сталкиваться лицом к лицу с неприятными тебе вещами. А кто помогает тебе с ними столкнуться?  Правильно - твой терапевт. Вот и объяснение, почему порой не хочется ходить к этим ужасным людям (шучу конечно).
  На тот момент я уже начиталась историй о том, как девочки болели булимией по 20 лет (что не могло не шокировать), поэтому быстрых результатов я не ждала и не сдавалась эти 4 месяца.

  Мария доносила до меня много важных вещей, касаемо того, как можно справиться с болезнью и много рассказывала про свою жизнь. Мне быстро понравилась её необычная и пробивная натура, а вот ключевые шаги к выздоровлению доходили до меня крайне медленно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий